Санкт-Петербург
+7 (967) 974-28-29
Москва
+7 (916) 777-73-57
ПН-ВС 10:00-20:00
Корзина Корзина пуста

В корзине всё
еще пусто

Игла с ниткой

Текст #000255

Нарлиева невозможно заподозрить в нелюбви или непочтении к традициям своего народа. Однако, как истинный патриот, он умеет отличать рассудок нации от ее предрассудков. И искренне переживать, видя, как глубоко укоренились предрассудки. И активно, всеми доступными ему средствами бороться против них. Поэтому, может быть, его ленте подчас не хватает олимпийского спокойствия, и публицистика в некоторых эпизодах соперничает с искусством.
В этой картине не только четко выражена позиция автора, но и дан недвусмысленный урок жизни, выраженный в императивном названии. Нарлиев показывает нелегкую судьбу женщины, проданной родителями замуж. При этом режиссер, отойдя от привычных кинематографических путей в разработке подобной темы, показал, что несчастлив также и муж, родители которого заплатили немалый калым за невесту.
Стремясь показать невзгоды, постигшие молодого супруга, авторы сознательно удвоили его страдания. Сначала он надорвался на непомерно тяжелой работе и попал в больницу, выплачивая непомерные долги, в которые влезли родители, собирая калым. Потом он вдруг обнаружил, что вовсе не любит свою жену. Наверное, каждого из этих мотивов было бы с лихвой достаточно, чтобы показать несчастье молодого человека, а вместе с тем и безнравственность супружества, купленного за деньги. Как любили говорить юристы в Древнем Риме, кто доказывает слишком много, тот не доказывает ничего. Когда в фильме все буквально обстоятельства восстают против заплативших калым людей, начинает казаться, что авторы были озабочены не столько намерением поведать нам типичную историю из жизни, сколько желанием лишний раз доказать, до чего доводят пережитки прошлого. Тратя явно избыточные силы на доказательство известных положений, авторы фактически ограничиваются логикой отрицания, вместо того чтобы скрупулезно и пристально проанализировать причины происшедшего и последствия его. Зрителю, как это чаще всего бывает, показывают, что на калыме настаивали немолодые родители героя: почему-то, говоря о пережитках, мы любим все сваливать на несознательных стариков. А согласие молодого героя объясняется лишь его сыновним послушанием. Странное дело: толковый парень, хороший и честный работник, окончивший школу и техникум, состоявший, наверное, в комсомоле, безропотно подчиняется нелепым решениям родителей. Те залезают в немыслимые долги, продают необходимые в доме вещи, в том числе и телевизор, возвращаются, несмотря на преклонный возраст, на работу, посылают за длинным рублем сына и т. д., и т. п.
События сменяют одно другое, нагнетая у зрителей ощущение странной фантасмагории происходящего. Однако императивная форма построения фильма не дает режиссеру закончить его вопросом, заданным героем самому себе — вместо лирического многоточия получились бравурные восклицательные знаки. Муж и жена признаются в равнодушии друг к другу (!), решают посвятить себя борьбе с уродливым пережитком старины (!!), помогают молоденькой влюбленной паре обрести счастье без помощи денег (!!!). В итоге всей этой истории даже отсталые родители — совсем как в фильмах и пьесах 40-х годов о новаторах и консерваторах — признают свои ошибки и призывают окружающих не следовать их дурному примеру.
Позиция режиссера, выражающего свое недвусмысленное отношение к поставленной в фильме проблеме, вызывает у зрителей полное согласие. Его общественный темперамент выдает в нем незаурядный публицистический талант. Передовое, здоровое в нашей жизни одерживает заслуженную победу. Так почему же лента в целом, как художественное произведение, не отмечена полным, безоговорочным успехом? Почему у поклонников таланта Нарлиева находится много поводов для упреков?
Причин тут немало, в том числе и частных. Но я назову те из них, которые, на мой взгляд, имеют значение для всего творчества режиссера. Прежде всего он изменил самому себе, отказался от самой сильной своей художественной черты, от лирического способа развертывания и анализа материала. Во-вторых, вступив на территорию, где господствуют острые драматические коллизии, Нарлиев понадеялся, что, как и прежде, сможет обойтись без помощи опытного сценариста. В-третьих, в отличие от всех своих предыдущих и последующих лент режиссер поставил в центр повествования не женщину, а мужчину. Кулёма детская одежда от производителя Только для Ваших деток! Индивидуальные условия для организаторов СП!

Товар успешно добавлен в корзину!

Вы можете продолжить покупки, либо перейти в корзину для оформления заказа.

×